Перезагрузка

Женский журнал | Перезагрузи себя!

Календарь

пн
вт
ср
чт
пт
сб
вс
1
2
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
Сентябрь 2018
 

Опрос

Пользуетесь ли вы противовозрастной косметикой?
Да, регулярно
0%
Пользуюсь по необходимости
0%
Пользуюсь, но нечасто
0%
Не пользуюсь
0%
Всего голосов: 0

Интересно

В состав солнцезащитных кремов входят физические или химические фильтры, задерживающие солнечные лучи. Физические представляют собой минеральные соединения т...

Вы здесь

С чего началась история эстетической хирургии?

Сандер Л. Джилмен: В древности операции на теле почти всегда имели религиозную подоплеку. Медицина тоже была тесно связана с ритуальными процедурами. Вот, к примеру, обрезание и татуировка - это полноценные косметические операции, но по происхождению своему - мистические обряды. Но самое позднее в эпоху Возрождения медицина освобождается от влияния религии и превращается в своего рода технологию. Однако поначалу имели место серьезные конфликты между медициной и церковью, не разрешавшей врачам использовать свои «ноу-хау». Например, были разработаны методики изменения формы носа, однако они не применялись: церковь считала их «богопротивными».

Однако именно с операций на носе - около 1600 года - и началась, по-видимому, история косметической хирургии. Отчего в этом случае не подействовал запрет?

Сандер Л. Джилмен: Из-за эпидемий сифилиса в Европе. Одним из следствий и симптомов сифилиса является разрушение носовой перегородки. А так как болезнь привычно ассоциировалась с половой распущенностью, грех несчастных оказывался буквально «выжжен» на их лицах. Разумеется, они пытались избавиться от клейма.

Вообще, болезнь и здоровье трактовались тогда как моральные категории. Человек очевидно больной считался не просто некрасивым, но и безнравственным, ущербным. Красота же ассоциировалась и со здоровьем, и с нравственным достоинством. Кстати, эти представления не то что бы исчезли в наше время - подспудно и в смягченном виде они все еще бытуют.

В эпоху Возрождения духовные власти, разумеется, были не готовы разрешить косметическое вмешательство во внешность сифилитиков. Однако с тех пор всегда проводилось четкое разделение между хирургическими (в том числе и пластическими) операциями, необходимыми с функционально-физиологической точки зрения, и «ненужными», необязательными, сделанными по прихоти пациента, не вполне довольного собственным внешним видом.

Итак, косметическая хирургия пробила себе дорогу. К какому времени вы относите эту победу?

Сандер Л. Джилмен: К XIX веку. После того как эпоха Просвещения заново определила отношение к плоти. Кроме того, были открыты анестезия и антисептическая обработка, то есть стали возможны безболезненные операции, почти свободные от риска инфекционного заражения. И наконец, влияние на косметическую хирургию оказало обострившееся в те времена расовое расслоение - между черными и белыми, евреями и неевреями. Как известно, в середине XVIII века общественные науки оказались вынуждены заняться исследованием вопроса о социальной справедливости. Чтобы внятно объяснить обществу, почему один человек - раб, а другой - господин. В первую очередь на «помощь» приходил внешний облик.

Отличить черного от белого легко. А, скажем, как быть с евреями? Ведь многие из них уже не носили специфической одежды, стриглись по тогдашней моде и имели вполне буржуазные профессии. Вот антропологи и заговорили в начале XIX века о «еврейском» носе.

По своеобразной аналогии с сифилитическим носом?

Сандер Л. Джилмен: Вот именно. В сущности, уже тогда всем было ясно, что подобные расовые модели вздорны. Если бы все семиты и впрямь обладали иной пластической структурой внешности, то тем же нацистам впоследствии не понадобилось бы нашивать на их одежду желтые звезды. В большей степени антропологически узнаваемы светлокожие мулаты. И кстати, после Гражданской войны в США они вовсю принялись оперировать свои характерные плоские носы, чтобы больше походить на чистокровных европеоидов. То же самое происходило и много позже - во времена апартеида в Южной Африке. Даже некоторые немецкие евреи в конце XIX века уменьшали свои носы - из откровенной социальной перестраховки. Речь шла не о красоте, а о карьере.

А как на такие операции смотрело общество?

Сандер Л. Джилмен: Первые пластические хирурги и косметологи современного типа приступили к практике примерно между 1890 годом и первой мировой войной. Благодаря им некоторые смогли в одночасье переступать преграды между классами и даже расами. Для тогдашних благопристойных воззрений это был настоящий скандал. Подобные операции, как правило, оставались тайной.

Неужели врачи, люди с определенным положением в обществе, шли на такой риск?

Сандер Л. Джилмен: Первую современную операцию по уменьшению носа провел Жак Жозеф - еврейский врач из Берлина, несомненный гений. Он оперировал нос изнутри так, что не оставалось шрамов, и снаружи потом вообще ничего обнаружить было нельзя. Вообще, большинство первых косметических хирургов Европы и Америки принадлежали к ущемленным в чем-либо группам: тут чернокожие, эмигранты... На такой риск шли только, когда нечего было терять. Ведь все вокруг считали, что врач не имеет права оперировать здорового в медицинском отношении человека. Иначе он нарушает клятву Гиппократа.

И как же хирурги справлялись с этой ситуацией?

Сандер Л. Джилмен: Они ввели в обиход термин «психическое здоровье». И объявили, что, изменяя параметры тела, способны объективно оказывать благотворное влияние на состояние организма человека, подняв его душевный тонус. Так, Жак Жозеф утверждал: если плоть выглядит больной и уродливой, заболевает и душа. Тому, кто мучается из-за своего внешнего вида, пластическая операция доставит облегчение и долгожданное умиротворение. Получается истинный прорыв в медицине ...

Рейтинг: 
0
No votes yet

Женский журнал © 2018