Перезагрузка

Женский журнал | Перезагрузи себя!

Календарь

пн
вт
ср
чт
пт
сб
вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
Июль 2018
 

Опрос

Пользуетесь ли вы противовозрастной косметикой?
Да, регулярно
0%
Пользуюсь по необходимости
0%
Пользуюсь, но нечасто
0%
Не пользуюсь
0%
Всего голосов: 0

Интересно

Для того чтобы вдоволь погреться под летним солнцем, без стеснения носить короткую юбку и, не смущаясь, ходить на пляж в откровенном купальнике, представител...

Вы здесь

Мы видим, что в разные времена бытовали разные представления об идеале красоты. Иногда красивым считался орлиный нос, иногда - курносый. Иногда - крупная грудь, иногда - маленькая ...

Сандер Л. Джилмен: Вот именно. Идеалы телесной красоты постоянно изменяются. В девяностые годы позапрошлого века берлинские евреи делали себе римские носы. А в пятидесятые годы XX века в Англии в качестве идеального по форме утвердился «ирландский» нос. А в Нью-Йорке в начале XX века ирландские иммигранты переделывали свои носы в римские, которые мы сейчас посчитали бы скорее еврейскими. Телесная красота подвержена моде, позавчерашний нос никому не нужен.

Похоже, всем нам больше всего нравится соответствовать среднестатистическому вкусу?

Сандер Л. Джилмен: Да, уже Жак Жозеф понял это. Он стремился воплотить буржуазное представление о красоте, а оно с XVIII века заключается в нивелировании, сглаживании крайностей. На службу этой мещанской эстетике сразу был поставлен весь еще не окрепший аппарат пластической хирургии. Так и до сих пор - Новое время прибавило, разве что, так называемый универсальный стандарт.

Вы имеете в виду происходящую во всем мире унификацию идеалов телесной красоты?

Сандер Л. Джилмен: Да. Вот, к примеру, еще пять лет назад в Бразилии и Аргентине - а ведь они соседи! - господствовали противоположные идеалы красоты. В этих странах уже давно сформировалось благоприятное общественное мнение, они мировые лидеры по количеству проведенных пластических операций. Но Аргентина всегда мыслила себя «белой» страной, и поэтому женщины там, прежде всего, увеличивали себе грудь - так же, как в США или Европе. А вот в Бразилии самой частой операцией было уменьшение груди, потому как Бразилия - страна со смешанным в этническом отношении населением.

И так как большая грудь считается там ярким признаком черной женщины, а быть «очень черной» не хочет никто, то и возникла эта массовая мода на уменьшение груди. Однако за последние пять лет ситуация в Бразилии радикально изменилась. Сейчас увеличение груди и там стало наиболее частой операцией. То есть складывается впечатление, что и в Бразилии утвердился тот же самый идеал женской красоты, который существует в Аргентине, США или Европе. Или возьмем Азию. Там уже можно говорить о просто-таки общетихоокеанском идеале лица. Тамошние хирурги стремятся смоделировать лица, которые выглядели бы не японскими, китайскими, корейскими или вьетнамскими, но - азиатскими.

Бросается в глаза, что на международных конкурсах красоты или в голливудских фильмах небольшая «этничность» внешнего облика отнюдь не помеха ...

Сандер Л. Джилмен: .... но именно что не слишком большая! Это общемировое следствие процессов шестидесятых годов в Соединенных Штатах, где в то время возникло нечто вроде нового этнического самосознания. С тех пор модой дозволяется выглядеть по-гречески, по-итальянски, по-еврейски или по-афроамерикански - но именно что не слишком евреем, не слишком черным.

Как в обществе возникает новый идеал красоты? И из-за чего этот идеал внезапно меняется?

Сандер Л. Джилмен: Вот пример из позапрошлого века, который иллюстрирует, как в период с 1890 по 1920 годы в Европе происходил процесс замещения одного идеала другим. В конце XIX века идеальный образ женщины - это откровенно пышнотелая дамочка в широкой юбке и шляпке со страусовыми перьями. А ближе к 1920 году возникает образ новой женщины. Она андрогинна, то есть одновременно и женщина и мужчина: почти без груди и без бедер. Женщина тогда впервые надела брюки, а для этого, согласитесь, нужно совсем другое тело.

Образ новой женщины двадцатых годов, несомненно, был обусловлен изменением ее социальной роли. Ее андрогинность соответствовала духу времени. Почему же мы снова делаем идеалом крупную грудь?

Сандер Л. Джилмен: Мы живем уже в постфеминистском мире. Женщины утвердились в экономике и бизнесе, завоевали вожделенное равноправие - не по букве, а по сути. Теперь они наглухо защищены многочисленными законами и правилами. И в общем-то уместно с их стороны иногда вспоминать о женственности. Заметьте, пресловутая глобальная модель действует даже в странах, где женщина еще дискриминируется. Для женщин в исламских странах, похоже, дополнительным стимулом является то, что косметическая операция придает им уверенность, что они являются хозяйками хотя бы собственного тела и могут им распоряжаться по своему усмотрению.

Рейтинг: 
0
No votes yet

Женский журнал © 2018