Перезагрузка

Женский журнал | Перезагрузи себя!

Календарь

пн
вт
ср
чт
пт
сб
вс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
Июль 2018
 

Опрос

Пользуетесь ли вы противовозрастной косметикой?
Да, регулярно
0%
Пользуюсь по необходимости
0%
Пользуюсь, но нечасто
0%
Не пользуюсь
0%
Всего голосов: 0

Интересно

Каждая женщина хочет быть неотразимой, и у каждой есть свой собственный набор косметических средств для поддержания своей красоты. Многие сейчас отходят от к...

Вы здесь

Однако другой модный образ десятилетия, напротив, приветствовал и поощрял загар. С приходом к власти в Европе тоталитарных режимов интерес к спорту перестал быть частным делом и попал в сферу влияния коммунистической и нацистской идеологии. Он стал одной из форм выражения патриотизма и верности режиму. В тоталитарных государствах сформировался культ здорового, физически развитого тела. Скульптурные формы, выгодно подчеркнутые бронзовым загаром, также стали определяющими для моды того времени. Спортивная, загорелая женщина могла показать свое натренированное тело на многочисленных пляжах. «Ищите солнце, и вы найдете женщину», - писали дамские журналы. Изобретение же новых тканей, благодаря которым купальный костюм стал облегающим, сделало пляжный отдых еще более модным.

Но реальность далека от сладкой жизни - нацистские войска шагают по Варшаве и Парижу. На войне мало кто задумывался о том, красив ли загар. Смуглая или белая кожа говорили не о следовании моде, а совсем о других вещах. Так, лампы для искусственного загара использовали в госпиталях, поскольку считалось, что они заживляют раны. На пороховых фабриках необходимы были не только противохимические костюмы, но и защитные кремы. Как ни парадоксально, война обратила внимание производителей косметики на тех, кого они долго игнорировали, - на мужчин. Знаменитого визажиста Макса Фактора, мирно работавшего в Голливуде, обязали разработать цветные камуфляжные кремы, которые позволяли бы солдатам слиться с местностью в снегах, пустыне и джунглях. А чтобы скрыть рубцы, фронтовики прибегали, казалось бы, к чисто женским уловкам - тональным кремам. В 1945 году в США было более ста фирм, специализирующихся на производстве мужской косметики.

Женщины же нашли еще одно применение тональному крему. Когда из военной Европы полностью исчезли чулки, их стали рисовать прямо на ногах. На кожу наносился крем, поверх которого карандашом для глаз прочерчивались тонкие полосы, имитирующие стрелки на чулках. Популярный журнал Good Housekeeping давал советы, как правильно использовать подобные средства: «Прежде чем наносить оттеночный крем на ноги, натрите ладони мылом, чтобы они не окрасились. Прикасайтесь к коже легко, чтобы не оставлять разводов. Если вам надо одеваться, а крем еще не высох, заколите подол прищепками».

Но сознавать, что этот золотистый загар порожден лишь всеобщей нищетой, было невыносимо. И голос с патефонных пластинок, плывущий над руинами домов, воронками от бомб, свежими могилами и хлебными очередями, пел о далекой солнечной стране, смуглых красавицах и знойной страсти. Латиноамериканская мода - в том числе и на легкую смуглость кожи - еще до войны пришла в голливудское кино, а потом проникла в Европу. Французские модельеры противопоставляли мексиканские черты в одежде баварским фольклорным мотивам, популярным в нацистской Германии.

Как и после Первой мировой, женщины хотели забыть о вынужденном аскетизме сороковых. Популярность завоевывает «нью-лук» Кристиана Диора - пышная юбка с расточительным по военным меркам расходом ткани, тонкая талия, нежные плечи. Мода откровенно женственная и откровенно непрактичная - без шляпы и перчаток вновь стало невозможно появиться в обществе. Женским образом пятидесятых стала блондинка с нежной, как у ребенка, кожей. Мэрилин Монро, куколка-глупышка и соблазнительница одновременно, не щеголяла смуглостью и использовала только пудру розовых тонов, чтобы подчеркнуть свою невинность.

Но фарфоровая красота десятилетия уже дала трещину. Baby-boom - фантастический взлет рождаемости после Второй мировой войны, затронувший большинство развитых стран, - не заставил себя ждать. В середине шестидесятых годов треть населения Франции была младше двадцати лет, а половине американцев еще не исполнилось двадцати пяти. Молодость из «подготовительной ступени» к настоящей жизни стала самой жизнью, что и определило модные каноны десятилетия. Девочки шестидесятых годов не собирались тратить силы на то, чтобы добиться идеальной белизны своей кожи. Искусственная фарфоровая красота воплощала для «бэби-бумеров» образ жизни их матерей, соглашаться с которым они решительно не хотели. Теперь главное - не быть «белым». Надо превратиться в негров, кубинцев, китайцев, индейцев. Или хотя бы выражать солидарность с этими народами своей загорелой кожей.

Еще в бытность первых «бэби-бумеров» школьниками, в 1954 году, в США было принято постановление о совместном обучении черных и белых. Но расистские настроения в Америке были столь сильны, что реально это постановление стало действовать только в 1964 году. Вторая половина десятилетия отмечена борьбой черных за свои права, в том числе в самых радикальных формах. И когда модельер Пако Рабанн впервые вывел на подиум чернокожую манекенщицу, модные журналы принялись бойкотировать его показы. Однако повернуть время вспять уже было нельзя. Представители других рас начали осознавать право на собственный тип красоты. Если раньше журнал для негритянского читателя Ebony постоянно давал советы, как чернокожей женщине выглядеть более «белой», рекламировал осветлители волос и отбеливатели кожи, то в 1966 году он впервые поместил на обложке черную женщину с непокорной копной волос и макияжем, который подчеркивал ее негритянскую красоту. Вскоре чернокожая женщина - Наоми Симе - появилась и на обложке журнала Life.

Рейтинг: 
0
No votes yet

Женский журнал © 2018